Какой сервис использовал биткоин для торговли наркотиками

Биткоин и дело по торговле наркотиками в даркнете

Обвиненным в отмывании сотен тысяч евро через биткоины, шести людям были предъявлены обвинения в голландском суде, по-видимому, в использовании биткоинов в незаконной продаже наркотиков.

Обвиняемые столкнулись с потенциальными приговорами от 6 до 36 месяцев за преступления, связанные как с владением наркотиками, так и с отмыванием денег.

Было совершено преследование за преступления, связанные с биткоинами, поскольку преступники продолжают пытаться использовать его в качестве средства для принятия незаконных и анонимных платежей.

Торговля грязными биткоинами

Подозреваемые якобы встречались с Биткоин-трейдерами в местах с открытым доступом к Wi-Fi и обменивали их преступные криптовалюты, приобретенные в даркнете на наличные.

«Биткоин-трейдеры», в отличие от обычных обменников валюты, не запрашивали документы, удостоверяющие личность, и документы о происхождении биткоинов.»

говорится в заявлении прокуроров.

Отрицание обвинений

Все шестеро мужчин, выступая перед судом, один за другим отрицали обвинения, настаивая на том, что они законно приобрели свои биткоины.

«Мой клиент обвиняется в покупке более 460 000 евро за биткоины, которые он якобы получил за счет незаконного оборота наркотиков.»

сказала один из адвокатов Мариэль ван Эссен.

«Мы полностью опровергаем это.»

«У меня была работа, хорошая зарплата и никакой аренды, которую я должен платить. Я приобрел биткоины совершенно законным способом.»

сказал ее клиент, который был идентифицирован только как мистер Bischop.

Откуда взялись биткоины?

Проблема и привлекательность Биткоина заключается в том, что он не оставляет много документов и помогает людям оставаться анонимными в своих транзакциях.

Однако прокуроры заявили, что защита «не смогла объяснить происхождение астрономической суммы денег», полученной обвиняемым, подчеркнув, что отмывание денег представляет собой «серьезную угрозу для нашего общества».

Выгодно ли мафии продавать наркотики за биткоин?

Опубликовано: 2017-07-28 10:31:09

Для мексиканских наркокартелей США остается “золотым дном”. Именно эта богатая страна представляет собой для незаконного бизнеса наркобаронов одним из наиболее важных рынков сбыта.

Возвращение денег в Мексику

Наркокартели в прошлом тесно сотрудничали с банками. Именно через финансовые учреждения “отмытые” деньги, полученные от торговли наркотиками, передавались обратно. Достигнутое в 2012 г. соглашение на $1,9 млрд между Штатами и HSBC позволило последнему отмыть через свои системы миллиарды долларов.

Это соглашение привело к новым обвинениям в адрес Hongkong and Shanghai Banking Corporation. Обозначенный крупнейший финансовый конгломерат обвиняют:

  • в отказе контролировать электронные переводы на сумму свыше 670 млрд $
  • в покупке на территории Мексики американской валюты более чем на 9 млрд $
  • Семьи граждан США, убитых участниками наркокартелей, убеждены, что именно деятельность HSBC привела к гибели их близких, и подают иски.

    Мода на приобретение золота

    В мае 2016 г. Блумберг опубликовал отчет, в котором указал на использование картелем Синалоа части доходов от реализации наркотиков в США на закупку в ломбардах золота. Золото было переправлено во Флориду, где компания сфабриковала фальшивые документы. Цель операции — убедить всех, что обозначенное золото приобреталось компанией именно на территории Мексики.

    Далее золото поступило на рынок, доходы от его реализации, уже после вычитания комиссии, были переведены на счета мексиканских компаний. Такую тщательно продуманную схему посчитали законной торговой сделкой.

    Система биткоин

    О сути таких операций общепринято высказываться негативно, так как на веб-страницах даркнета подобные системы помогают приобрести незаконные товары путем оформления сделок псевдонимного характера. Но ведь люди не покупают наркотики в интернете анонимным способом, используя биткоин. Эта система, если ее применять для торговли наркотиками, приносит незначительные доходы.

    По мнению программиста из лондонского университетского колледжа Сары Мейкледжон, услуги тайно смешиваются, так что впоследствии затруднительно выявить значительные суммы переводов биткоин. Участники этой системы могут совершать операции любыми путями.

    К примеру, наркоторговца поймали на улице:

  • с наркотиками в кармане
  • при передаче наркотиков и получении денег
  • одновременно с наркотиками и деньгами, происхождение которых он отказывается объяснять
  • Преступление налицо, конкретного человека обвинят в конкретном преступлении. Однако проследить за наркоторговлей в системе биткоин — это всё равно что пройтись по Великому шелковому пути со всеми его секретными перевалами, а также выявить все тайны многократного перекачивания денег и товаров от клиента к клиенту.

    Числа раскрывают правду

    Глобальную торговлю наркотическими препаратами уже оценили в сумму, ориентировочно составляющую 300-400 млрд $. При этом капитализация всех биткоин не превышает $7 млрд.

    Вывод: криптовалюты, в том числе биткоин, не представляют для наркобаронов серьезного интереса. Ведь рыночная капитализация биткоин ограничена.

    Правда или миф: Bitcoin используют в торговле людьми

    Мы продолжаем цикл авторских статей, посвященных Bitcoin и криминалу. В первой статье мы рассмотрели проблему наркотиков. Сегодня мы поговорим о Bitcoin и работорговле. Приятного чтения.

    Bitcoin, как якобы популярное у работорговцев средство оплаты, тоже широко растиражированный миф. Самый последний пример поддержки этого мифа, — Ватикан внезапно решил взяться за борьбу с работорговлей, начав почему-то с Bitcoin.

    Попробуем проанализировать этот аспект.

    Что мы знаем о работорговле? Во-первых, нет общепринятой статистики работорговли, создать ее невозможно, потому что методики нет. В совсем бедных странах, где в основном рабство и процветает, никакой статистики не ведется, а в странах развитых, где торговля людьми строго карается, преступники тщательно скрывают масштабы своей деятельности. Поэтому есть только очень приблизительные цифры.

    Так, считается, что рабов в современном мире от 700 тыс до 4 млн человек… или от 4 млн до 27 млн человек или около 12 млн человек. По разным источникам.

    Соответственно и оборот работорговли неизвестен: СМИ приводят ссылки на ООН, где считают, что прибыль от продажи от $5 млрд до $7 млрд в год, но в 2006 году приводилась цифра в $32 млрд; в Интерпол якобы считают, что прибыль от работорговли составляет от $6 до $8 млрд; в российских источниках можно увидеть цифры от $19 млрд до $60 млрд. И есть еще популярная в медиа-источниках оценка рынка принудительного труда, $150 млрд. Эти данные охватывают период от 2010 до 2016 года. Такой разброс мало, что дает для понимания ситуации, но, в общем можно сказать, что речь идет, так или иначе, о миллиардах долларов.

    Регионы, где рабство наиболее распространено — Азия, Африка, Латинская Америка, страны Западной и Центральной Африки, Индия и Бангладеш, Йемен, Боливия и Бразилия, острова Карибского бассейна и Индокитай.

    Мы можем сразу отсечь много слаборазвитых стран в этих регионах, в них Bitcoin не нужен для обеспечения работорговли. Скажем, в Мавритании 20% населения, то есть около полумиллиона человек — домашние рабы, настоящие, как в учебниках по истории античности. Здесь и в некоторых других странах, где традиционно распространено рабство, не нужны никакие криптовалюты, работорговля там происходит самым обычным путем – за фиат, в лучшем случае. За пределы этих стран традиционная для таких стран работорговля не выходит или почти не выходит.

    В странах, как Бангладеш или Индия и другие, где огромное количество населения живет в безнадежной нищете, тоже не нужны криптовалюты, чтобы кого-то продать в рабство, это общепринятая практика. Часто, как это ни ужасно, родители продают детей за наличные деньги, потому что не могут их прокормить. Им не нужны криптовалюты, им нужна еда. Но кстати, об этих, на самом деле самых массовых формах работорговли в бедных странах Африки и в Азии, говорят немного и особой борьбы с таким рабством не ведется. Оно встроено в социальную структуру этих стран и пока никаких способов изменить ситуацию не видно.

    Медиа намного больше уделяют вниманию такому явлению, как траффикинг, как более актуальному и опасному для европейских стран. Траффикинг это принуждение человека силой или каким-либо обманом к деятельности, на которую человек не согласился бы добровольно, и всё, что этот процесс принуждения сопровождает – поиск, вербовка, психологическое и физическое давление, вовлечение обманным путем, перевозка, укрывательство, передача или продажа и покупка.

    В подавляющем большинстве случаев траффикинг имеет целью принуждение к занятию проституцией или другие формы сексуальной эксплуатации. Это явление трансконтинентальное и транснациональное. Транснациональные работорговцы разыскивают жертв по всему миру и продают их в рабство, в том числе в европейские страны, вот почему эта форма рабства наиболее известна в Европе.

    Такой формой работорговли занимается организованная преступность, иерархически выстроенные банды или сетевые структуры, в основном построенные по этническому принципу. Они могут организовать всю цепочку действий – от поиска жертвы, до ее доставки покупателю и пользоваться этой цепочкой регулярно, годами.

    Известно, что из стран Восточной Европы и России каждый год на мировой рынок поступает около 175 тыс жертв работорговцев. Можно уверенно сказать, что подавляющее большинство попадают в рабство через сети организованной преступности.

    Не будем наивными, для того, чтобы организовать такой поток людей через границы, преступники должны наладить связи с чиновниками разных стран, таможенниками, пограничными и транспортными службами и отработать финансовые схемы для функционирования всего этого бизнеса, — а это постоянный устойчивый поток больших денег.

    Ни на каком из этапов организованной сети поставок и сопровождения Bitcoin не имеет преимуществ перед наличными деньгами или банковскими инструментами и не может быть основным или важным дополнительным средством платежей и переводов, в силу своей ненадежности, волатильности и зависимости от внешних факторов. Анонимность, которую теоретически мог бы обеспечить Bitcoin, не нужна, если удается выстроить цепь поставок через коррумпированные власти. Криптовалюты в таких цепочках как и в наркобизнесе лишнее посредническое звено.

    Но работорговлей занимаются и одиночки. Это малоизвестный сегмент криминального рынка, существование которого неохотно признают власти, особенно в европейских странах. Одиночки действуют в подавляющем большинстве на внутреннем рынке стран. Этот сегмент не так уж мал, например, полиция в Нидерландах подсчитала в 2011 году, что они занимают порядка 12% рынка, правда, население Нидерландов всего 17 млн человек, вряд ли какое-то значительное количество людей этой страны заняты в работорговле. Примерно такая же доля работорговцев-одиночек в Германии.

    Они-то и могут быть заинтересованы в поступлении средств в виде криптовалют от заказчиков, так они могут дольше оставаться незамеченными от сыщиков. Но, по этим цифрам понятно, что не одиночки-преступники определяют объем и динамику развития рынка работорговли и характер финансовых платежей.

    Вывод однозначный

    Ни Bitcoin, ни какая-либо другая криптовалюта не могут быть основным или сколь-нибудь значимым средством финансового обеспечения современной работорговли.

    Если бы Bitcoin действительно активно применялся в работорговле и наркоторговле и это была бы значительная доля оборота, правоохранительные органы давно бы это выявили, доказали и добились запрета на всю инфраструктуру Bitcoin, без которой и монета не смогла бы существовать.

    Интересно, что если поставить перед собой задачу найти фактическое упоминание в СМИ или отчетах солидных исследовательских учреждений о том, что такая-то наркомафия или такой-то работорговец занимались своим темным делом за BTC и это установлено полицией и доказано, мы мало, что найдём. Отношение к криптовалютам таково, что нескольких доказанных случаев масштабного применения криптовалют в крупном криминале было бы достаточно для принятия запретительного уголовного законодательства повсеместно. Этого не происходит, и понятно, что количество криптовалютных транзакций в нарко- и работорговле невелико.

    1. Анализ торговли людьми как бизнес-модели: путь к более эффективному предотвращению преступления, отчет Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ)

    2. Финансовые потоки, связанные с незаконным оборотом афганских опиатов, отчет Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ)

    3. «GLOBAL REPORT ON TRAFFICKING IN PERSONS», UNITED NATIONS OFFICE ON DRUGS AND CRIME

    4. World Drug Report 2017, UNITED NATIONS OFFICE ON DRUGS AND CRIME

    Правда ли что Bitcoin развязал руки наркоторговцам?

    Здравствуйте, уважаемые читатели. Мы начинаем цикл авторских статей, посвященных Bitcoin и криминалу. Сегодня мы поговорим с Вами про отношения Bitcoin и наркотиков, затем о Bitcoin и работорговле. Приятного чтения.

    Многие люди относятся к Bitcoin с подозрением и однозначно ассоциируют его с криминалом. За это следует «поблагодарить» власти, мнение которых транслирует СМИ, запугивая обывателей. Торговля наркотиками, людьми, оружием, отмывание денег и киберпреступления – это то, что в массовом сознании неотделимо от криптовалюты.

    Bitcoin и наркотики

    «За Bitcoin покупают наркотики на виртуальных торговых площадках в интернете», сложившийся архетип интернет-культуры, который широко распространился, вероятно, после истории с SILK ROAD.

    Но если критически подойти к этой масс-медийной формуле, то она оказывается почти полной ерундой.

    Точных показателей оборота мировой наркоторговли не существует, но правоохранительные органы разных стран оперируют цифрами от $500 млрд — в год, минимум, и очень приблизительно.

    В то же время, капитализация всей системы Bitcoin только пару недель назад превысила $100 млрд и только несколько дней назад дошла до $200 млрд и может на этом уровне и недели не продержаться. Но и при такой капитализации, совершенно очевидно, что далеко не все монеты Bitcoin каким-то образом используются в наркоторговле.

    Попутно можно заметить, что всего в мире около 250 млн людей, употребляющих марихуану, до 60 млн употребляющих амфетамины, больше 20 млн – опиаты, больше 20 млн – кокаин. Более 40 млн человек считаются наркозависимыми… Но это люди, которые каким-то образом были зарегистрированы, о них знают социальные службы, аналитические агентства, а сколько не охвачено статистикой?

    Сколько из всех этих людей живут в развитых странах, имеют доступ к интернет, смогут выйти в darkweb через TOR, чтобы зайти на торговую площадку, продающую запрещенные препараты, имеют кошелек для криптовалюты, следят за курсом и проделывают все эти манипуляции регулярно? Это при том, что активных кошельков Bitcoin – не пользователей, — в мире около 10 млн…

    То есть количество людей, готовых и способных оплачивать свои пороки криптовалютой не может быть много по определению и явно не они обеспечивают наркобизнесу такие обороты.

    Вторая особенность Bitcoin – волатильность курса, которая больше касается продавцов. Ни один серьёзный предприниматель не торгует постоянно товаром или услугами только или преимущественно за BTC, это лишь дополнительная опция, призванная подчеркнуть продвинутость предпринимателя. Наркоторговцы по своей психологии ничем не отличаются от продавцов булок и даже в ещё меньшей степени заинтересованы в таком способен оплаты, так как риски этого бизнеса смертельны в буквальном смысле, — тут булочнику легче.

    Кто поверит, что если наркобарону или даже сбытчику среднего уровня заплатить за кое-что кое-чем таким, что утром стоит $7500, а вечером $7200, то он скажут: «А ну ладно, завтра вырастет до $8000, ну или нет, упадет до $5000. Ничего страшного…» Они не трейдеры, они ритейлеры.

    Но многие верят, что наркоторговцы предпочитают Bitcoin потому, что он анонимен. В 2013 году СМИ растиражировали гордые слова Росса Ульбрихта, основателя SILK ROAD, о Bitcoin:

    «Мы выиграли войну за наркотики у государства благодаря этой валюте».

    Через полтора месяца после той статьи его арестовали и дали ему пожизненный срок. Это наилучшая иллюстрация из возможных о том, насколько вообще возможна анонимность в интернете и насколько умно насмехаться над госмашиной.

    Абсолютная анонимность транзакций Bitcoin, в общем-то, всегда была мифом (как и полная анонимность TOR, кстати говоря). Технически все выглядит убедительно: неизвестно, кто куда и откуда отправляет и получает монеты. Но во-первых, никто не существует в криптовалютном вакууме, Ульбрихт был пойман с поличным в результате грамотной и несложной аналитической обработки информации open source, — его криптоанонимность оказалась бесполезной.

    Во-вторых, после SILK ROAD в методике розыска пользователей криптовалют сменилась целая эпоха и сейчас тщательный анализ транзакций позволяет связать транзакции с одним пользователем, а полная запись всех транзакций в blockchain и свободный доступ к ней равносилен явке с повинной с полным сборником доказательств, в отличие, например от обычного банковского перевода.

    До того момента, пока юзер не привлекает внимания спецслужб, он действительно сохраняет анонимность, но в том случае, если кто-то действительно заинтересуется активным обитателем darknet, который, например, осуществляет регулярные или время от времени транзакции относительно больших сумм в Bitcoin и что-то делает в интернете в браузере TOR, личность этого анонимуса будет выяснена быстро.

    Поэтому, кстати, список обитателей американских и иногда греческих тюрем, обвиняемых в отмывании денег через криптовалюты постоянно пополняется – это те самые верующие в анонимность криптосистем пользователи, уже бывшие. Такая псевдо-анонимность вряд ли привлекает к себе наркоторговцев.

    Логически рассуждая, Bitcoin, может быть важен для разовых мелких покупателей у мелких продавцов. Это торговцы, интернет-аналог, по криминологической классификации, мелких сбытчиков или мелких наркодилеров. Поступающую криптовалюту, — не только BTC, — максимально быстро обналичивают. И они не интересны борцам с наркоторговлей. Задержание таких торговцев никак не снижает криминогенность и ущерба наркобизнесу не наносит. Но даже таких мелких торговцев сейчас, при необходимости, ловят «за Bitcoin».

    Появившиеся в последнее время сведения о том, что наркобизнес переходит от Bitcoin к Monero, как к более защищенной монете, не выдерживает критики. Капитализация этой монеты (которая, кстати, тоже имеет уязвимость в анонимности) около $2 млрд, что в сравнении с объемами не только наркобизнеса, но и Bitcoin, ничтожна, и в лучшем случае, Monero заменяет Bitcoin на низовом уровне интернет-торговли ПАВ, а скорее всего служит экзотической приманкой, не играющей никакой роли в суммарном объеме финпотока. Но сам факт того, что торговцы перебегают от одной криптомонеты к другой лишний раз свидетельствует о слабой надежности криптовалют для такого рода бизнеса.

    Новости о том, что «два е-магазина в darkweb подняли цену Monero в четыре раза» следует рассматривать как бесплатную (а может и не бесплатную) рекламу монеты или магазина или того и другого одновременно.

    Криптовалюты не произвели никакой революции в наркобизнесе. Как и обычно, организованная преступность, основной держатель и бенефициар огромных финансовых потоков наркобизнеса, предпочитает Его Величество Доллар и использует для транзакций обычные проверенные временем надежные инструменты, как, например, банковские денежные переводы, или внебанковские системы денежных переводов, хавала, УПДЦ и курьеров.

    Плюс всего этого инструментария в том, что деньги, попавшие в банк или обналиченные, ничем не отличимы от ваших честно заработанных денег. В этом случае криптовалюты лишнее посредническое звено, ненадежное и к тому же вызывающее интерес полиции – они тоже любят смотреть телевизор.

    1. Анализ торговли людьми как бизнес-модели: путь к более эффективному предотвращению преступления, отчет Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ)

    2. Финансовые потоки, связанные с незаконным оборотом афганских опиатов, отчет Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ)

    3. «GLOBAL REPORT ON TRAFFICKING IN PERSONS», UNITED NATIONS OFFICE ON DRUGS AND CRIME

    4. World Drug Report 2017, UNITED NATIONS OFFICE ON DRUGS AND CRIME

    Читайте ленту криптовалютных новостей в Ваших соц. сетях

    Присоединяйтесь к обсуждению новости в нашем Чате Telegram

    Автор: Evgenij Novožilov, Аналитик Freedman Club Crypto News

    Evgenij Novožilov

    Аналитик, публицист Freedman Club Crypto News. Черногория

    Как устроена онлайн-торговля наркотиками .

    Создатели сайта в буквальном смысле присылают наркотики по почте: один из американских программистов удостоверился в этом, заказав на дом 10 марок с ЛСД. Через некоторое время почтальон действительно доставил ему пакетик с зельем. Марки были надежно спрятаны внутри конверта.

    10 марок или 100 микрограмм «кислоты» обходятся примерно в $150. Наркоторговый портал предлагает 340 различных вариантов наркотиков — от афганской анаши до улетного колумбийского кокаина. Однако зайти на этот сайт непросто, необходимо воспользоваться TOR, что под силу далеко не всем пользователям .

    Ужасный Пират Робертс (Dread Pirate Roberts) настолько озабочен своей безопасностью, что не доверяет интернет-мессенджерам. Забудьте о телефоне и Skype. Всего один раз за 8 месяцев переговоров об интервью я предложил ему встретиться в любом месте за пределами США. «Исключено, – отрезал Робертс. – Я не встречаюсь даже со своими ближайшими помощниками». Когда я задал вопрос о его настоящем имени и национальности, он отказался отвечать и на месяц прекратил общение.

    Все мои коммуникации с Робертсом происходили посредством сообщений и форумов сайта, которым владеет и управляет бизнесмен, – Silk Road («Шелковый путь»). Доступ к ресурсу можно получить только через анонимную сеть Tor, которая шифрует трафик и «скрывает» данные за тремя прокси-серверами, выбранными случайным образом. Словно тебя ведет по джунглям с завязанными глазами отряд партизан – Tor идеально подходит для того, чтобы ни я, ни кто-либо другой не отследили географию серверов Silk Road или самого Робертса. «За мной идет охота на самом высоком уровне, – говорит бизнесмен. – Я не должен дать им ни одного шанса».

    Может, эти слова и звучат параноидально, но сильные мира сего и правда немало отдали бы ради того, чтобы добраться до «пирата». За 2,5 года Silk Road вырос в крупнейшую интернет-площадку по торговле героином, метамфетаминами, крэком, кокаином, ЛСД и экстази. А марихуаны на сайте продается столько, что амстердамские кофешопы на фоне «Шелкового пути» выглядят невинной шалостью. Управление по борьбе с наркотиками США (DEA) отказалось сообщить, ведется ли в отношении Silk Road официальное расследование. Ведомство лишь подтвердило, что «в курсе» существования сайта и «внимательно следит» за бурным технологическим развитием цифрового подполья. Сенатор Чак Шумер потребовал закрытия Silk Road, аттестовав ресурс как «самую наглую попытку онлайн-торговли наркотиками за последние годы».

    Биткоины и анонимность

    Скачать и установить Tor может любой интернет-пользователь. После этого остается поменять ваши доллары или евро на цифровую криптовалюту Bitcoin и отправляться за покупками на Silk Road. Наркотики в вакуумной упаковке клиентам магазина присылают обычной почтой (USPS. — Forbes) – торговля идет полным ходом под носом у федеральных властей. По оценке преподавателя Университета Карнеги-Меллон Николаса Кристина, месячный оборот Silk Road в первой половине 2012 года составлял $1,2 млн. С тех пор ассортимент вырос вдвое, а годовая выручка, по подсчетам Forbes, увеличилась до $30-45 млн. Анализ активности пользователей Tor, проведенный в дублинском Тринити-колледже, показал, что ежедневное число визитов на Silk Road приближается к 60 000, а большая их часть приходится на продажу или покупку наркотиков, хотя некоторые пользователи «ограничиваются» контрафактными сигаретами или фальшивыми документами.

    Сервис Робертса устроен по принципу eBay – площадка взимает комиссию до 10% за все транзакции (с увеличением объема сделки комиссия уменьшается). Учитывая, что все расчеты происходят в биткоинах (курс криптовалюты к доллару с момента запуска Silk Road в 2011 году вырос в 200 раз), владелец сайта и его предполагаемые партнеры, скорее всего, уже превратились в мультимиллионеров.

    Биткоины – одно из главных слагаемых успеха Silk Road. «Мы выиграли войну за наркотики у государства благодаря этой валюте», – признает Ужасный Пират Робертс. Биткоины, которые получили известность примерно одновременно с созданием Silk Road, вопреки широко распространенному мнению не являются абсолютной панацеей от государства. Власти при желании могут отследить транзакции с криптовалютой теми же механизмами, что используются при расследовании фактов отмывания денег. Просто в отличие от доллара, евро или иены управление биткоинами сосредоточено в руках самих интернет-пользователей, а не центробанков или правительств. Аккуратные почитатели цифровых денег могут сделать так, чтобы их операции с криптовалютой не оставляли следов в открытом сегменте сети. Биткоин-сервисы погружаются в глубины анонимного интернета и все чаще переключаются на нелегальные бизнесы вроде организации кибератак, торговли оружием, украденными кредитками и т. п. Оплату биткоинами товаров на сайтах типа Silk Road обнаружить очень трудно. Даже ФБР признает «вызовы», которые перед властями ставит криптовалюта. Фактически это так же удобно, как PayPal, и теоретически так же анонимно, как кэш.

    Если оставить в стороне этический аспект экономики «Шелкового пути», ключевой проблемой для ресурса остается невероятная волатильность биткоинов. Для стабилизации денежного потока Silk Road позволяет продавцам привязывать цены в криптовалюте к доллару. Выходит, что грамм героина на сайте стоит около $200 вне зависимости от того, обмениваются ли биткоины на биржах по 50 центов (как было в начале 2011 года) или по $266 (максимум апреля 2013). Робертс также предлагает хеджирование валютных рисков дилерам на период доставки наркотиков.

    Биткоины не только сделали возможным функционирование современного «черного онлайн-рынка», но и привели в Silk Road самого Робертса. Мой собеседник не является основателем сайта, признался он в ходе интервью. Как выясняется, создал Silk Road другой, еще более законспирированный предприниматель, о котором не известно вообще ничего, кроме того, что он, по всей видимости, также называл себя «Ужасный Пират Робертс» и передал имя в наследство преемнику. Нынешний Робертс открыл для себя сайт вскоре после его запуска в начале 2011 года. По его словам, он обнаружил «дыру» в системе безопасности ресурса. Робертс мог похитить биткоины пользователей, но не стал бить в уязвимое место, а помог основателю исправить баг, завоевал его доверие и получил статус партнера по бизнесу. Позднее он полностью выкупил сайт у предыдущего хозяина. «Фактически сделка была его идеей. Он получил хорошую компенсацию», – заверяет владелец Silk Road.

    В феврале 2012 года на форумах Silk Road появился пост за подписью администратора, который назвался Ужасным Пиратом Робертсом. Это имя персонажа романа Уильяма Голдмана «Принцесса-невеста», за маской которого скрывались сразу несколько морских разбойников. Ровно так же за «пиратским» псевдонимом прячется вот уже второе поколение владельцев «Шелкового пути». Новый Робертс очень быстро сжился со своим альтер-эго: он принялся регулярно публиковать на сайте свои либертарианские манифесты и даже завел книжный клуб, где модерировал обсуждения работ экономистов Австрийской школы. Комментаторы на сайте не скупятся на похвалы в адрес главы ресурса. Его здесь характеризуют как «героя», «создателя рабочих мест» и «нашего нового Че Гевару».

    Робертс позиционирует себя как радикального революционера-либертарианца, строителя анархического цифрового пространства в противовес государственному налогообложению и регулированию. «Мы не можем вечно отмалчиваться. У нас есть важное послание, и миру пришло время его услышать, – рассуждает бизнесмен. – То, чем мы занимаемся, не продажа наркотиков и создание проблем другим людям. Мы боремся за наши права, а Silk Road – механизм трансляции нашего послания. Все остальное вторично».

    «Мы видим потенциал принципиально иного распределения власти, – пишет Робертс. – Люди теперь могут контролировать потоки информации и денег и их распределение. Сектор за сектором государство утрачивает роль монопольного распределителя благ. Власть возвращается к отдельному взятому человеку».

    • Добавить комментарий
    • 0 комментариев

    Android

    Выбрать язык Текущая версия v.219

    ПОДЕЛИТЬСЯ

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here